О работе в вузе, уставном законодательстве и любимом хобби. Большое интервью с директором юридического института Пензенского госуниверситета Виталием Гошуляком

– Виталий Владимирович, здравствуйте! Спасибо, что нашли время ответить на наши вопросы.

– 1 сентября 2019 года юридический факультет Пензенского государственного университета был преобразован в институт. Чем вызвана такая необходимость?

– Причин этому несколько. Первая: юридический факультет за годы своего существования превратился в крупное подразделение ПГУ. В нем сегодня получают высшее образование три тысячи студентов, которые обучаются в бакалавриате и магистратуре по направлениям «юриспруденция», «реклама и связи с общественностью», специалитете – «правоохранительная деятельность», «судебная и прокурорская деятельность». Это седьмая часть студентов всего университета. Вторая причина: университет постепенно перешел на институтскую структуру.

– Разработанная стратегия развития института до 2025 года как-то связана со сменой статуса?

– Никак не связана. В должностных обязанностях директора института, декана факультета записано: «Разрабатывает стратегию развития института (факультета)». Следует отметить, что эта стратегия не носит самостоятельного характера. Она должна органично вписываться в стратегию развития университета применительно к данному структурному подразделению.

– Расскажите, пожалуйста, поподробнее, о достижении каких результатов идет речь в документе?

– Стратегия развития института построена на достижении качественных результатов в подготовке квалифицированных специалистов. Этой цели должна соответствовать структура института, организация учебной, научной и воспитательной работы.

– Двухуровневая система образования внесла свои коррективы в ранее действующую модель получения профобразования. Как известно, без полного юридического образования уже нельзя стать, например, судьей. Многие ли выпускники-бакалавры продолжают обучение в магистратуре?

Да, действительно, двухуровневая система образования внесла свои коррективы. Раньше юристов готовили пять лет. При этом была введена специализация, на которую отводился примерно год учебного времени. Сейчас обучение в бакалавриате занимает четыре года, а то, что раньше именовалось специализацией, ушло в двухгодичную магистратуру.

Поэтому я рекомендовал бы всем выпускникам бакалавриата идти учиться в магистратуру, чтобы иметь законченное юридическое образование и большую вариативность трудоустройства, включая судебную систему и прокуратуру. Важно, чтобы и бакалавриат и специалитет давали хорошее базовое юридическое образование.

– В общественном сознании сложилось устойчивое мнение, что на рынке труда переизбыток выпускников юридических вузов, да и доступность такого образования из года в год падает. Я, конечно же, в первую очередь имею в виду количество бюджетных мест. Так ли на самом деле реально обстоят дела?

 – Да, вы правы. Количество бюджетных мест, выделяемых Минобрнауки РФ на подготовку юристов, сокращается. Это вызвано как раз той причиной, о которой вы говорите. Многие вузы, в основном негосударственные, в том числе и в Пензе, в 90-е годы и позже готовили юристов. Качество этой подготовки без создания научно-педагогических юридических школ было невысоким. В результате получилось много людей с дипломами юристов и мало настоящих юристов.

Поэтому мы ориентированы на подготовку высококвалифицированных кадров. Главное в этом деле – дать хорошую базовую подготовку, а узкую специализацию выпускник получит уже в процессе своей работы применительно к занимаемой должности.

– Юридический институт как-то помогает своим выпускникам в плане трудоустройства? О чем говорят цифры?

– Юридический институт отслеживает судьбу своих выпускников, обучавшихся на очном отделении. Ежегодно мы выпускаем около 300 юристов, в том числе из магистратуры. Из них примерно 60 процентов сразу устраиваются по специальности. Другие идут в аспирантуру, армию, переезжают в другие регионы, устраиваются на работу не по юридическим специальностям.

Во всяком случае, на бирже труда наших выпускников нет. К нам очень часто обращаются работодатели, особенно из органов МВД, Следственного комитета, управления судебных приставов, предприятий. Мы оперативно доводим всю информацию до выпускников. Многие работодатели приходят на вручение дипломов. Вуз постоянно проводит ярмарки вакансий. В первый год после окончания обучения кафедры института курируют своих выпускников, оказывают им необходимую консультационную помощь.

– Большим достижением для вуза можно назвать тот факт, что на базе юридического института функционирует объединенный диссертационный совет по двум специальностям. Сколько аспирантов и соискателей смогли успешно защитить свои работы на базе диссовета?

Диссертационный совет создан в 2014 году на базе трех вузов: пензенского, саратовского и мордовского университетов. В нем защищают свои диссертации аспиранты и соискатели указанных вузов, а также сторонние. Ежегодно защищается 8–10 кандидатских и докторских диссертаций. Итого: свыше 30 кандидатов наук и 2 доктора наук защитили свои диссертации в нашем совете.

– Университетская жизнь – это не только учебный процесс, но и научный. Как вы оцениваете потенциал юридического института в данном отношении?

– Научный потенциал юридического института достаточно высокий. Судите сами. В нем сегодня работают 19 докторов и 68 кандидатов наук. И это на 94 ставки всех преподавателей, обеспечивающих учебный процесс. Коллектив института занимается научной работой, издают свои статьи и монографии, участвуют в научных конференциях, оформляют гранты на научную работу. Многих наших преподавателей в своей отрасли права знает вся Россия. Они создали научные школы, подготовили кандидатов наук. В институте создано два научно-исследовательских центра. Это тот научный потенциал, который позволяет нам готовить квалифицированных юристов.

Научной деятельностью занимаются и наши студенты. Ежегодно мы издаем более 100 научных работ самых активных из них. Достаточно сказать, что последние десять лет наши воспитанники являются победителями всероссийского конкурса «Моя законотворческая инициатива», проводимого Государственной Думой Российской Федерации.

– Виталий Владимирович, ваша работа в качестве директора института, подозреваю, не менее многогранна, чем активность студентов, поскольку приходится решать широкий круг вопросов, в том числе о бесперебойном функционировании всей инфраструктуры вверенного вам структурного подразделения. Какова на сегодняшний день материально-техническая база института? Есть ли планы ее обновления и приумножения?

– Материально-техническая база юридического института соответствует требованиям федеральных государственных образовательных стандартов. В составе института два учебных зала судебных заседаний, криминалистическая лаборатория, криминалистический полигон, класс огневой подготовки, класс тактико-специальной подготовки, зал рукопашного боя, фотолаборатория, четыре кафедральных лаборатории. Все аудитории оснащены специальной техникой. В этом году открыт собственный тир.

Ректор университета А. Д. Гуляков сам юрист, а потому уделяет особое внимание учебно-материальной базе юридического института. Нам остается только ее поддерживать и обновлять. Хотелось бы, чтобы она соответствовала всем необходимым требованиям, но все зависит от финансовых ресурсов вуза.

– Позвольте задать вам несколько вопросов как профессору кафедры государственно-правовых дисциплин ЮИ ПГУ, доктору юридических и исторических наук и, без преувеличения, одному из самых авторитетных ученых-прововедов России, занимающихся исследованием конституционного и уставного законодательства субъектов РФ.

– На ваш взгляд, потенциал развития регионального законодательства по максимуму используется субъектами Федерации?

Развитие регионального законодательства зависит от ряда факторов, которые имеют конституционные начала. Субъекты РФ обладают ограниченными законодательными возможностями. Они могут принимать законы только по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов РФ и по предметам собственного ведения. Вот в этих рамках и проводится региональное правотворчество.

Ответить на вопрос, по максимуму ли субъекты Федерации используют свои законодательные полномочия, не представляется возможным. Каждый регион имеет свои особенности. И если для одних субъектов очень важно принимать законодательные акты, регулирующие, например, санитарно-курортную сферу, то для других принятие таких актов в первую очередь не является обязательным.

Поэтому дать общую оценку потенциала развития всего регионального законодательства невозможно. Можно сказать, что субъекты РФ достаточно активно занимаются законотворчеством. В них на сегодняшний день приняты почти все базовые законы.

– Можете ли вы на примере нашего региона обозначить направления для развития уставного законодательства? По крайней мере есть ощущение, что мы отстаем в данном плане от многих других российских регионов.

– Я бы не сказал, что Пензенская область отстает от других субъектов в развитии уставного законодательства. Регион сравнительно недавно, в 1992 году, был признан равноправным субъектом Федерации. Поэтому было принципиально важным развивать свое законодательство. Во всяком случае, в Пензенской области приняты практически все законы, предусмотренные уставом губернии и перечисленные в нем. Да и сам Устав Пензенской области – один из лучших в России. Его даже не приходилось приводить в соответствие с Конституцией РФ, как это делали другие субъекты Федерации.

Дальнейшее развитие законодательства Пензенской области я вижу в создании законодательства, касающегося защиты конституционных прав граждан, а также законодательства по тем отраслям права, где область вправе законодательствовать. Например, по земельной, водной, семейной и другим отраслях права. И наконец, принятие законодательства по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов РФ, хотя в этом направлении уже многое сделано. Здесь важно учитывать и изменения в федеральном законодательстве.

– Создание Уставного суда Пензенской области внесет положительный вклад в развитие правой системы региона?

– Этот вопрос не такой простой, каким кажется на первый взгляд. Я сторонник создания уставных судов во всех субъектах РФ. Больше половины региональных уставов и конституций предусматривает создание таких судов, но работают они только в 15 из 85 субъектов Федерации. Эту работу должен стимулировать федеральный законодатель, заменив норму ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации», согласно которой каждый регион может создавать свои конституционные (уставные) суды, на норму, по которой он обязан их создать.

Тогда принцип разделения властей в субъектах РФ приобретет завершенный вид, и мы получим равновеликую судебную власть Пензенской области, которая в настоящее время представлена только мировыми судьями. Ведь районные и областной суд принадлежат к федеральной системе судов, а мировые судьи относятся к судьям субъектов РФ.

– Можете подробнее рассказать о том, какие задачи сможет решить создание уставного суда? Есть ли удачные примеры их работы в других субъектах Федерации?

– Основная задача конституционных и уставных судов – проверять на соответствие конституциям и уставам субъектов РФ законов и иных нормативных правовых актов субъектов РФ, разрешать споры о компетенции между органами государственной власти и местного самоуправления. В тех субъектах РФ, где они созданы и существуют уже много лет, их практика довольно успешна. У нас сегодня работают 12 судов в республиках и три – в Свердловской, Калининградской областях и Санкт-Петербурге.

– Региональная власть слышит ваши рекомендации? Есть ли сейчас, к примеру, какие-либо экспертные площадки, на которых обсуждаются вопросы развития уставного законодательства области?

– О каких-то специальных региональных площадках по развитию регионального законодательства я не слышал. Может быть, их создавать и необязательно. Есть специально предусмотренная законодательством процедура общественного обсуждения законодательных актов субъектов РФ. Можно использовать ее. Есть предусмотренная Уставом Пензенской области народная правотворческая инициатива. В этом плане в юридическом институте мы планируем создать центр регионального законодательства, целью которого будет в том числе и выработка практических рекомендаций для органов государственной власти и местного самоуправления.

– Как вы считаете, текущий вектор развития отечественной правовой системы ведет к углублению федерализма в стране или же, наоборот, к унитаризму?

– Любое федеративное государство подстерегают две опасности: превратиться в конфедерацию или же в унитарное государство. При этом необходимо иметь в виду, что главным признаком федеративного государства является разграничение предметов ведения и полномочий между федеральным центром и регионами. Если это разграничение закреплено в конституции страны, то оно является более стабильным, его нельзя изменить законом.

Поскольку Конституция РФ разграничила предметы ведения и полномочия, то федеративные отношения в нашей стране не подвержены колебаниям ни в сторону конфедерализма, ни в сторону унитаризма. Другими словами, при ныне действующей Конституции РФ унитаризм нам не грозит.

– В каких сферах, на ваш взгляд, нужно отдавать больше полномочий регионам?

– Если говорить коротко, то в сферах совместного ведения России и субъектов РФ. Но здесь есть одно условие. Передавать полномочия можно, но с одновременным их финансовым обеспечением.

– Вопрос на злобу дня. Вы как юрист поддерживаете инициативу Минюста России о введении так называемой адвокатской монополии, которая предполагает в обозримой перспективе запрет лицам, не имеющим статуса адвоката, представлять интересы участников процесса в суде?

– Не поддерживаю. Однако я за принятую совсем недавно норму о том, что представительство в гражданском и арбитражном судопроизводстве должно осуществляться только лицами с юридическим образованием. В этом случае в полной мере выполнено требование Конституции РФ о праве граждан на квалифицированную юридическую помощь и без передачи участия в судебных заседаниях только адвокатам.

– Ну и напоследок несколько вопросов личного характера. Уверен, что для наших читателей эта часть интервью будет не менее интересной. Работы какого ученого-правоведа оказали на вас наибольше влияние в профессиональном плане?

На самом деле на меня оказали влияние работы не одного, а многих ученых дореволюционного, советского времени, а также современных специалистов. Среди них Новгородцев, Кистяковский, Петражицкий, Покровский, Строгович, Кутафин, Керимов и многие другие.

– Расскажите, как проходит ваш обычный рабочий день?

Все административные вопросы, связанные с работой юридического института, стараюсь решать в первой половине дня. Занятия и научная работа во второй половине. И так уже много лет.

– Остается ли у вас время на полноценный отдых?

Конечно. Без отдыха нельзя. В моем возрасте важно сочетать режим работы и отдыха. Это уже на вечер. В отдых я включаю и домашнюю работу. Перемена деятельности – это тоже отдых. Рекомендую.

– Можете назвать свое самое любимое хобби?

Люблю читать художественную литературу. До сих пор выписываю «Роман-газету». Уже много лет. Но это перед сном.

– Виталий Владимирович, благодарим вас за интервью нашему изданию. Желаем дальнейших успехов на посту директора юридического института Пензенского госуниверситета.

Фотография: fyur.pnzgu.ru

12345 Новость еще никто не оценил. Будьте первыми!

Застройщик - ООО "Доступное Жилье", 2019. Проектные декларации на сайте доступное-жилье58.рф. Условия ипотеки без ПВ доступны по ссылке.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *